5. Преступления, посягающие на личные права и свободы граждан :: vuzlib.org Ищите Господа когда можно найти Его; призывайте Его, когда Он близко. (Библия, книга пророка Исаии 55:6) Узнать больше о Боге
Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
Загрузка...
ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ

5. Преступления, посягающие на личные права и свободы граждан

.

5. Преступления, посягающие на личные права и свободы граждан

Конституция РФ кроме политических и социально-экономических прав граждан провозглашает также личные права и свободы граждан. "Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени" - ст. 23.

Личные права и свободы, обеспечивающие существование, своеобразие и автономию личности, должны быть ограждены от незаконного и нежелательного вмешательства в личную жизнь и внутренний мир человека*(405).

Необходимость охраны личных прав и свобод отражена в ряде международных документов - Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г., Международном пакте о гражданских, социальных и культурных правах, Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и др.

Личная жизнь граждан охраняется законом. К лицам, нарушающим эти установленные ст. 23 Конституции РФ личные права и свободы, могут применяться меры административного и дисциплинарного воздействия, а в особо опасных случаях и наказание, предусмотренное в соответствующих статьях Уголовного кодекса.

Уголовный кодекс 1996 г. расширил, по сравнению с Кодексом 1960 г., уголовно-правовую охрану личных прав и свобод граждан, отнеся к рассматриваемой группе преступлений такие деяния, как нарушение неприкосновенности частной жизни (ст. 137) и отказ в предоставлении гражданину информации (ст. 140).

К числу преступлений против личных прав и свобод граждан относятся: нарушение неприкосновенности частной жизни (ст. 137); нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений (ст. 138); нарушение неприкосновенности жилища (ст. 139); отказ в предоставлении гражданину информации (ст. 140); воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповедания (ст. 148).

Все преступления этой группы посягают на личные права и свободы граждан, так как только сам человек должен определять круг сведений, подлежащих оглашению, имеет право на ознакомление с касающейся его информацией, сам решает вопрос о вероисповедании.

Общественная опасность преступлений, посягающих на личные права и свободы граждан, определяется необоснованным вмешательством в их личную жизнь и ограничением, а иногда и лишением их принадлежащих им личных прав и свобод.

Непосредственным объектом этой группы преступлений являются общественные отношения, обеспечивающие соблюдение личных прав и свобод граждан. Применительно к конкретным составам преступлений он может быть несколько конкретизирован.

Нарушение неприкосновенности частной жизни (ст. 137 УК*(406)). Неприкосновенность частной жизни, как уже отмечалось, провозглашена ст. 23 Конституции РФ, а в ч. 1 ст. 24 указано, что сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

В упомянутых ранее и других международных актах подчеркивается необходимость обеспечения государствами неприкосновенности частной жизни граждан. Как известно, в период научно-технического прогресса появляются большие возможности для интенсивного проникновения как государства, так и отдельных объединений и лиц в частную жизнь граждан.

Проникновение в личную жизнь человека может негативно повлиять на осуществление потерпевшим профессиональных обязанностей, на его деловую репутацию, семейную жизнь, отношения с близкими и т.п.

Учитывая важность охраны частной жизни от незаконного проникновения в нее, в перечне сведений конфиденциального характера, утвержденном Указом Президента РФ от 6 марта 1997 г., на первое место поставлены сведения о фактах, событиях и обстоятельствах частной жизни гражданина*(407).

Непосредственным объектом преступления являются общественные отношения, обеспечивающие неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны.

Личную и семейную тайну составляют сведения, не подлежащие, по мнению лица, которого они касаются, оглашению (ни в передаче другим лицам, ни в какой-либо иной форме). Личную и семейную тайну не могут составлять сведения, ранее опубликованные либо разглашенные иным способом.

Сведения о частной жизни лица могут касаться его здоровья, увлечений, образа жизни, сексуальной ориентации, творческих планов и т.п. Если разглашаемые сведения являются охраняемой законом тайной, ответственность наступает с учетом правила о конкуренции норм по специальной норме. Так, разглашение тайны усыновления (удочерения) считается одновременно и разглашением семейной тайны. Ответственность в этих случаях должна наступать по специальной норме - ст. 155 УК.

Потерпевшими при совершении преступления, предусмотренного ст. 137 УК, являются лица, о частной жизни которых собираются или распространяются сведения, составляющие его личную или семейную тайну.

С объективной стороны рассматриваемое преступление может быть совершено путем: 1) незаконного собирания сведений о частной жизни; 2) незаконного их распространения; 3) незаконного их распространения в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или в средствах массовой информации.

Перечисленные действия являются незаконными, если совершаются без согласия лица, которого касаются, лицом, не управомоченным законом на оглашение этих сведений.

Оглашение сведений, составляющих личную или семейную тайну, является законным в случаях, когда общественные интересы диктуют необходимость вторжения государства в область частной жизни в установленных законом пределах. Такая необходимость возникает: 1) в интересах борьбы с преступностью; 2) в условиях эпидемий или стихийных бедствий; 3) при военном или чрезвычайном положении.

Получение сведений о частной жизни гражданина допускается в уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности.

Оперативно-розыскной порядок ряда действий, ограничивающих право на личную жизнь граждан, был легализован Законом РФ от 13 марта 1992 г. "Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации", 5 июля 1995 г. был принят Федеральный закон "Об оперативно-розыскной деятельности"*(408), действующий в редакции от 13 июня 1997 г.

Собирание сведений предполагает выискивание любыми путями информации о частной жизни конкретного лица: ознакомление с документами, беседа с соседями, знакомыми, сослуживцами, визуальное наблюдение и т.п.

Распространение предполагает сообщение сведений о частной жизни гражданина другому лицу или лицам.

Одним из способов распространения сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, является их сообщение в публичном выступлении (например, на митинге), в публично демонстрирующемся произведении (например, на видеокассете) или средствах массовой информации (например, радио). Представляется, что выделение такого способа нарушения неприкосновенности частной жизни было бы оправданным лишь при установлении за такое распространение более суровой ответственности. Например, в случае признания такого способа квалифицирующим данный состав признаком.

Иногда собирание либо разглашение сведений, составляющих тайну лица, могут быть способом совершения иного преступления. Например, собирание сведений с целью использования их при последующем вымогательстве (ст. 163 УК) или разглашение сведений о вкладах конкретного лица, что составляет банковскую тайну (ст. 183 УК). В подобных случаях виновные должны привлекаться к ответственности только по специальным статьям без совокупности со ст. 137 УК.

Так же, по нашему мнению, должен решаться вопрос, если собирание сведений осуществляется противоправным способом, например путем кражи.

Обязательными признаками преступления, предусмотренного ст. 137 УК, являются причинная связь и причинение вреда правам и законным интересам граждан. Этот вред может выразиться в подрыве деловой репутации лица, расторжении выгодной сделки, разрыве семейных отношений. Он может быть материальным, моральным*(409) и пр.

Преступление признается оконченным с момента причинения вреда правам и законным интересам личности, неприкосновенность частной жизни которой нарушается. В одном из учебников по уголовному праву рассматриваемое преступление предлагалось отнести к формальным составам и признавать его оконченным с момента совершения действий, поскольку собирание сведений не причиняет еще вреда, и такие действия, если относить рассматриваемый состав к числу материальных, должны рассматриваться как приготовление к распространению*(410).

С таким мнением трудно согласиться, так как законодатель предусмотрел ответственность прежде всего за нарушение неприкосновенности частной жизни, а такое нарушение имеет место не только при распространении, но и при сборе информации о личной и семейной тайне. Тот факт, что сведения о тайне стали известны лицу, осуществляющему их несанкционированный сбор, уже означает причинение вреда личному праву гражданина, которому причинен моральный вред вследствие того, что сведения, составляющие его тайну, стали известны вопреки его на то желанию другому лицу. Конечно, при распространении таких сведений вред, причиняемый правам и интересам гражданина, может быть значительно существенней. Однако степень тяжести вреда законодатель не определяет. Об отсутствии причинения вреда при собирании можно говорить лишь в одном случае, когда сам потерпевший не знает о том, что его тайна стала известна другому лицу. В этих случаях собирание сведений должно влечь ответственность за покушение на неприкосновенность частной жизни, так как отсутствуют предусмотренные законом последствия.

С субъективной стороны нарушение неприкосновенности частной жизни является преступлением умышленным. При этом умысел может быть только прямым, о чем свидетельствует указание законодателя на наличие такого обязательного признака субъективной стороны, как корыстная или иная личная заинтересованность*(411).

Субъектом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 137 УК, может быть любое физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Преступление признается оконченным с момента причинения вреда правам или законным интересам гражданина.

Преступление, предусмотренное ст. 137 УК, отнесено законодателем к числу преступлений небольшой тяжести (ст. 15 УК).

В ч. 2 ст. 137 УК предусмотрен квалифицирующий рассматриваемое деяние признак - использование виновным своего служебного положения. Правовая характеристика этого признака не отличается сколько-нибудь существенными особенностями от аналогичного признака, предусмотренного в ч. 2 ст. 136 УК (нарушение равноправия граждан), рассмотренного в 3

Ответственность за нарушение неприкосновенности частной жизни предусмотрена и в Модельном Уголовном кодексе для стран СНГ, ст. 151 которого "Незаконное собирание и распространение информации о частной жизни" аналогична ст. 137 УК РФ (за исключением отдельных положений, имеющих чисто редакционный характер). Кроме того, в этом кодексе предусмотрена ответственность и за разглашение врачебной тайны (ст. 152). По отношению к ст. 151 ст. 152 является специальной нормой. В ч. 1 этой статьи предусмотрена ответственность за сам факт разглашения медицинским, фармацевтическим или иным работником без профессиональной или служебной необходимости сведений о заболеваниях, результатах медицинских освидетельствований. В ч. 2 ст. 152 Модельного кодекса речь идет о наступивших по неосторожности последствиях.

Такая норма представляется заслуживающей внимания, так как в периодической печати приводилось много примеров трагедий, имевших место при обнародовании состояния здоровья пациентов медицинскими работниками (например, о ВИЧ-инфицированных).

Не случайно поэтому в уголовных кодексах некоторых стран ближайшего зарубежья в главу о преступлениях против конституционных прав и свобод человека и гражданина были включены статьи, предусматривающие ответственность за разглашение врачебной тайны.

Так, в ст. 145 УК Кыргызстана говорится: "Разглашение медицинским, фармацевтическим или иным работником без профессиональной и служебной необходимости сведений о заболевании или результатах медицинского освидетельствования пациентов:

То же деяние, выразившееся в сообщении, связанном с наличием вируса иммунодефицита человека:

Деяния, предусмотренные ч. 1 и 2, если они по неосторожности повлекли тяжелые последствия:"

Аналогичный состав предусмотрен и в Уголовном кодексе Таджикистана.

В ст. 144 УК Узбекистана разглашение сведений о частной жизни гражданина рассматривается как один из видов нарушения законодательства об обращениях граждан. Другими видами этого нарушения являются неправомерный отказ в рассмотрении обращений, принятие необоснованного, противоречащего закону решения и пр. Имеется такая статья и в УК Украины (ст. 182).

В уголовном законодательстве многих других зарубежных стран также имеются статьи о защите частной жизни.

Так, раздел 15 УК Германии озаглавлен "Преступные деяния, нарушающие неприкосновенность и тайну частной жизни". В 203, в частности, установлена ответственность за нарушение тайны частной жизни, в 204 - за использование сведений, составляющих чужую тайну, и др.

В Уголовном кодексе Испании в разделе X "Преступления против неприкосновенности частной жизни, права на собственное изображение и неприкосновенности жилища" в главе первой "Раскрытие и распространение тайных сведений" предусмотрена ответственность за завладение, использование или преобразование во вред другому лицу относительно тайных сведений личного или семейного характера (ст. 197). Отдельно (ст. 199) предусмотрена ответственность за раскрытие чужих тайных сведений, которые виновный узнал в силу своего должностного положения или трудовых отношений. Использование таким лицом своего должностного или служебного положения влечет за собой более суровое наказание с абсолютной дисквалификацией на срок от трех до шести лет.

В Уголовном кодексе Франции в гл. VI "О посягательствах на личность" в отделе первом "О посягательстве на частную жизнь" в ст. 226-1 предусмотрена ответственность за посягательства каким бы то ни было способом на интимность частной жизни другого лица.

Многие зарубежные страны ставят под уголовно-правовую охрану частную жизнь своих граждан, предусматривая уголовную ответственность за различного рода посягательства на ее неприкосновенность.

Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений (ст. 138 УК). "Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений" - провозглашено в ст. 23 Конституции РФ.

Преступление, предусмотренное ст. 138 УК, является одним из видов нарушения неприкосновенности частной жизни. Его опасность определяется тем, что посторонним лицам становится известно содержание писем, телефонных переговоров, телеграфных сообщений без согласия на то лица, которое отправляло или получало такие сообщения, а равно иных лиц, которых касались эти сообщения. О праве на тайну переписки и других сообщений говорится, в частности, в Конституции Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека, заключенной в Минске 26 мая 1995 г. и ратифицированной 4 ноября 1995 г.

Непосредственным объектом преступления являются общественные отношения, обеспечивающие право граждан на тайну переписки, телефонных переговоров и иных сообщений.

Потерпевшими в этих случаях могут быть лица, передающие или получающие сообщения, содержание которых они хотели бы сохранить в тайне, а равно те, которых эти сообщения касались.

Объективная сторона заключается в незаконном ознакомлении с почтовыми, телеграфными, телефонными и другими сообщениями лиц, которым эти сообщения не предназначались.

Незаконным такое ознакомление является в тех случаях, когда оно производится без согласия отправителя, получателя или лица, которого эти сведения касаются, или без решения суда. Ознакомление с личными сообщениями граждан при определенных условиях допускается на основании Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" от 5 июля 1995 г. в редакции от 13 июля 1997 г.*(412) Согласно этому закону допускается ознакомление с перепиской, телефонными переговорами и пр. управомоченными на то органами, например, в случаях возбуждения уголовного дела, получения известия о подготовке или совершении преступления, о событиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации, и т.п.

Под иными сообщениями имеются в виду сообщения по телефаксу, телетайпу, видео- и аудиозапись, электронной почтой и другие сообщения, отправляемые по техническим каналам связи.

Преступление признается оконченным с момента незаконного ознакомления лица с перепиской, телефонными переговорами, почтовыми отправлениями, телеграфными или иными сообщениями безотносительно к возможным или наступившим последствиям.

С субъективной стороны совершение преступления возможно только с прямым умыслом, когда субъект сознает, что незаконно нарушает право гражданина на тайну его переписки или иных сообщений, и желает это сделать. Ознакомление с такими сообщениями по неосторожности уголовной ответственности не влечет. Однако, если эти сведения впоследствии будут оглашены, возможно привлечение такого лица к ответственности по ст. 137 УК (нарушение неприкосновенности частной жизни) при наличии остальных признаков этого состава.

Мотивы совершения преступления, предусмотренного ст. 138 УК, различны (месть, зависть, желание показать свою осведомленность и пр.) и на квалификацию не влияют, но должны учитываться судом при решении вопроса о наказании.

Субъектом преступления может быть любое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Совершение такого преступления должностным лицом влечет квалификацию по ч. 2 ст. 138 УК.

Квалифицирующими это деяние признаками являются: 1) совершение преступления лицом, использующим свое служебное положение, и 2) использование технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

Использование лицом своего служебного положения означает наличие дополнительных возможностей, позволяющих ему ознакомиться с перепиской, телефонными переговорами и иными сообщениями граждан (например, телефонисты, почтовые работники, телеграфисты, а равно работники правоприменительных органов).

Использование специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, значительно повышает степень опасности рассматриваемого преступления, так как не только облегчает, но и повышает возможность более полного получения информации. К специальным техническим средствам для негласного получения информации относятся приборы, применяемые с целью снятия и расшифровки информации*(413). Использование таких средств является одним из наиболее опасных способов совершения рассматриваемого преступления.

Незаконное производство, сбыт и приобретение с целью сбыта технических средств, предназначенных для негласного получения информации, влечет за собой уголовную ответственность.

Такая ответственность предусмотрена в ч. 3 ст. 138 УК. Это преступление, неизвестное Кодексу 1960 г., заключается в незаконном производстве (изготовлении), сбыте (реализации) и приобретении (получении в собственность или временное владение) специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации. Способ приобретения специальных технических средств на квалификацию не влияет*(414).

Незаконное использование специальных технических средств довольно широко осуществляется различными, в том числе и криминальными, структурами, например, в целях промышленного шпионажа. Однако уголовных дел по ч. 3 ст. 138 УК крайне мало.

Один из первых в истории отечественной юриспруденции судебный процесс о нелегальном сбыте подслушивающих устройств происходил осенью 1999 г. в Симоновском суде г. Москвы. К ответственности были привлечены два менеджера одной из московских фирм, которые предлагали покупателям широкий ассортимент сканирующих устройств, с помощью которых можно прослушивать сотовые и радиотелефоны. Менеджеры были задержаны в момент продажи двух японских аппаратов AR-8000 и AR-3000 A стоимостью 10 000 и 25 000 руб. Эти аппараты обладают широким диапазоном перехвата*(415).

Преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 138 УК, признается оконченным с момента изготовления, сбыта или приобретения с целью сбыта специального технического средства.

С субъективной стороны это преступление характеризуется прямым умыслом - виновный сознает, что изготавливает, сбывает или приобретает с целью сбыта специальные технические средства, предназначенные для негласного получения информации, и желает это сделать. На квалификацию содеянного мотивы преступления не влияют. Они могут быть корыстными, личными и др. Специальная цель как обязательный признак состава преступления должна быть лишь при приобретении.

Субъект преступления - общий.

Преступления, предусмотренные ч. 1 и 2 ст. 138 УК, отнесены законодателем к числу преступлений небольшой тяжести, а предусмотренные ч. 3 этой статьи - средней тяжести.

В некоторых случаях при реальной совокупности возможно привлечение к ответственности по ч. 1 или 2 ст. 138 и ч. 3 ст. 138 УК, например, когда лицо незаконно изготавливает специальное техническое средство, а затем незаконно использует его для негласного получения информации.

Согласно уголовно-процессуальному законодательству и Закону об оперативно-розыскной деятельности*(416) в отдельных случаях (в интересах борьбы с преступностью, в условиях эпидемий и стихийных бедствий, при военном или чрезвычайном положении) допускается ограничение прав, провозглашенных ст. 23 Конституции РФ.

Руководствуясь государственными и общественными интересами, надлежащие органы могут производить осмотр и выемку частной почтово-телеграфной корреспонденции, других почтовых отправлений и сообщений, отправляемых по техническим каналам связи, а равно прослушивать телефонные и иные переговоры с использованием современной техники.

Уголовное законодательство многих зарубежных государств также охраняет тайну переписки, телефонных переговоров и пр.

Так, в Уголовном кодексе Польши имеется гл. XXXIII "Преступления против охраны информации", содержащая пять статей. В этой главе предусмотрена ответственность не только за раскрытие, использование (ст. 266) и получение информации (ст. 267), но и за использование подслушивающих, визуальных устройств либо иных специальных устройств (ст. 267 2).

В Уголовном кодексе Германии в разделе 15: "Преступные деяния, нарушающие неприкосновенность и тайну частной жизни" предусмотрена ответственность за нарушение конфиденциальности слова ( 201)*(417), нарушение тайны переписки ( 202)*(418), нарушение тайны почтовой и телекоммуникационной связи ( 206). Более строгая ответственность во всех этих случаях установлена, если они сопровождаются использованием специальных технических устройств и при наличии признаков специального субъекта.

Согласно Уголовному кодексу Испании завладение бумагами, письмами, сообщениями по электронной почте или другими документами, либо перехватывание телефонных разговоров, либо использование различных технических средств для прослушивания записей (ст. 197) является посягательством на неприкосновенность частной жизни, ответственность за которое предусмотрена в гл. 1 "Раскрытие и распространение тайных сведений" раздела X "Преступления против неприкосновенности частной жизни, права на собственное изображение и неприкосновенности жилища".

Уголовный кодекс Франции также признает посягательством на частную жизнь ознакомление и передачу без согласия автора его слов, сообщений и документов (ст. 226-1). Этот вид преступлений (отдел 1 "О посягательстве на частную жизнь") рассматривается законодателем в целом как посягательство на личность (гл. VI "О посягательствах на личность").

Статьи, аналогичные ст. 138 УК РФ, содержатся также в УК Кыргызстана (ст. 136), УК Украины (ст. 131), УК Узбекистана (ст. 143) и др. Уголовный кодекс Узбекистана предусмотрел уголовную ответственность за совершение рассматриваемого состава лишь при наличии административной преюдиции.

Нарушение неприкосновенности жилища (ст. 139 УК). В соответствии со ст. 25 Конституции РФ "жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц, иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения"*(419).

В ряде международных пактов, ратифицированных Россией, а равно иных международных документах*(420) подчеркивается право каждого человека на неприкосновенность его жилища. "Никто не может подвергаться:, - говорится в ст. 12 Всеобщей декларации прав человека, - произвольным посягательствам на неприкосновенность его жилища:"

Общественная опасность этого преступления определяется незаконным вмешательством в личную жизнь гражданина, ограничением его волеизъявления и нарушением тем самым личных прав и свобод.

Непосредственным объектом преступления являются общественные отношения, обеспечивающие неприкосновенность жилища гражданина.

Потерпевшим в этих случаях признается гражданин, в чье жилище было осуществлено незаконное вторжение.

С объективной стороны рассматриваемое преступление осуществляется путем незаконного проникновения в жилище вопреки воле проживающего в нем лица*(421).

Под жилищем понимается индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилыми помещениями независимо от формы собственности, входящими в жилой фонд и пригодными для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилой фонд, но предназначенное для временного проживания*(422) (примечание к ст. 139). Незаконным проникновение признается при отсутствии правовых оснований и при наличии определенно выраженного несогласия гражданина, проживающего в жилище, на нахождение в нем другого, не проживающего там лица.

Под проникновением понимается тайное или открытое, с преодолением или без каких-либо препятствий вторжение в жилище.

Оконченным это преступление является с момента проникновения на территорию жилища.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 139 УК, предполагает наличие только прямого умысла - лицо сознает опасность своих действий, заключающихся в незаконном проникновении в жилище, и желает их совершить. Заблуждение лица относительно незаконности своих действий уголовную ответственность за нарушение неприкосновенности жилища исключает. Мотивы рассматриваемого преступления могут быть различными (хулиганскими, личными, ложно понятыми интересами дела и пр.) и на квалификацию не влияют, но должны учитываться при назначении наказания.

Субъект преступления - вменяемое лицо, достигшее 16 лет.

В ч. 2 и 3 ст. 139 УК предусмотрены квалифицирующие признаки: насилие или угроза его применения (ч. 2) и использование при незаконном проникновении лицом своего служебного положения (ч. 3).

Насилие, применяемое субъектом при незаконном проникновении в жилище, может заключаться в причинении вреда здоровью, побоях, истязаниях. Угроза его применения - это психическое воздействие на личность потерпевшего, выражающееся в намерении применить физическое воздействие. Если в результате насилия здоровью потерпевшего причиняется тяжкий или средней тяжести вред либо имеет место истязание, ответственность наступает по совокупности ст. 139 и ст. 111, 112 или 117 УК. Причинение легкого вреда здоровью или побоев по совокупности не квалифицируется.

Использование лицом при проникновении в жилище своего служебного положения как особо квалифицирующий признак характеризуется теми же признаками, что были рассмотрены при анализе ст. 136 УК. При превышении таким лицом служебных полномочий содеянное может квалифицироваться по совокупности ст. 139 и ст. 286 или 203 УК при наличии всех признаков этих двух последних составов преступлений.

На практике дела, возбуждаемые по признакам ст. 139 УК, встречаются крайне редко. Они не возбуждаются и в тех случаях, когда работники правоприменительных органов вторгаются в жилище граждан и производят в нем незаконные обыски. Виновные в этих случаях, как правило, "отделываются" дисциплинарным взысканием.

Преступление, предусмотренное ч. 1 и 2 ст. 139 УК, отнесено законодателем к преступлениям небольшой тяжести, а особо квалифицированный вид этого деяния - к преступлениям средней тяжести.

Уголовное законодательство многих стран ставит под уголовно-правовую защиту право граждан на неприкосновенность жилища.

Так, Уголовный кодекс Германии относит посягательство на неприкосновенность жилища к преступлениям против общественного порядка (раздел седьмой). По сравнению со ст. 139 УК РФ рамки данного состава преступления расширены, так как в 123 "Нарушение неприкосновенности жилища" говорится о проникновении не только в жилище, но и в торговое или охраняемое помещение, где расположено чужое имущество, или в закрытые помещения, которые предназначены для общественных служб или транспорта. Тяжким нарушением неприкосновенности жилища ( 124) признаются такие же действия, совершенные сообща несколькими лицами с намерением предпринять насильственные действия.

В Уголовном кодексе Польши нарушение неприкосновенности жилища отнесено к преступлениям против свободы (гл. XXIII). В ст. 193 предусмотрена ответственность того, "кто проникает в чужой дом, квартиру, жилище, помещение либо на огороженную территорию либо вопреки требованию управомоченного лица не оставляет такое место".

В ст. 203 УК Испании предусмотрена ответственность частного лица, вторгшегося "в чужое жилище или находящегося в нем против воли его хозяина". Более сурово такие действия наказываются, если они совершаются путем насилия или запугивания. Статья 203 помещена в гл. III "Нарушение неприкосновенности жилища, помещения юридического лица и открытых учреждений".

Согласно ст. 226-4 УК Франции уголовно наказуемым признается "вторжение или пребывание в жилище другого лица в результате обмана, угроз, насильственных действий или принуждения, за исключением случаев, когда это разрешено законом". Ответственность за это преступление предусмотрена в отделе первом "О посягательстве на частную жизнь" гл. VI "О посягательствах на личность".

В Модельном Уголовном кодексе для стран СНГ ст. 154 "Нарушение неприкосновенности жилища" сконструирована так же, как и ст. 139 УК РФ. Ответственность за рассматриваемое преступление предусмотрена и в кодексах некоторых стран СНГ, например, в ст. 130 УК Украины. Согласно ст. 142 УК Узбекистана незаконное вторжение в жилище против воли проживающего в нем лица влечет уголовную ответственность только в том случае, когда оно сопровождалось насилием.

Отказ в предоставлении гражданину информации (ст. 140 УК). Конституция РФ провозглашает в ст. 29 право каждого гражданина свободно искать и получать информацию. Вместе с тем Конституция РФ обязывает органы государственной власти, органы местного самоуправления и их должностных лиц обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом (ст. 24)*(423).

Общественная опасность преступления, предусмотренного ст. 140 УК, определяется невозможностью в определенных случаях гражданами в полной мере реализовать свои права и свободы вследствие отсутствия надлежащей информации о них самих или их родственниках.

Непосредственным объектом являются общественные отношения, обеспечивающие право гражданина на ознакомление с информацией, касающейся его прав и свобод*(424).

Под информацией понимаются сведения, содержащиеся в документах и иных материалах, собранные в установленном законом порядке и интересующие гражданина в силу того, что затрагивают его права и законные интересы. Такие документы и материалы находятся в государственных федеральных органах и в органах местного самоуправления либо у должностных лиц этих органов.

Потерпевшими при совершении рассматриваемого преступления признаются граждане, получившие неправомерный отказ в ознакомлении с документами и материалами, содержащими сведения, касающиеся их прав и свобод, либо получившие неполную или ложную информацию.

С объективной стороны данное преступление может быть совершено путем: 1) неправомерного отказа предоставить интересующую лицо информацию или 2) предоставления неполной или заведомо ложной информации.

Неправомерным является отказ в предоставлении информации вопреки требованию закона или иного нормативного акта. Такой отказ может быть выражен в различной форме - устно, письменно, в отсутствии какой-либо реакции на просьбу или заявление гражданина.

Предоставление неполной информации означает ознакомление гражданина не со всеми интересующими его документами или материалами, касающимися его прав и законных интересов, а только с их частью.

Предоставлением заведомо ложной информации считается сообщение сведений, не соответствующих действительности, должностным лицом, знающим, что сообщаемые сведения являются ложными (например, заведомо ложная информация об очередности на получение жилой площади).

Обязательный признак преступления, предусмотренного ст. 140 УК, - наступление находящихся в причинной связи с отказом в предоставлении информации (предоставление неполных или ложных сведений) таких последствий, как причинение вреда правам и законным интересам граждан, например, материального или морального вреда, выразившегося в неполучении пенсии, каких-либо льгот, жилья и т.д.

Оконченным преступление признается с момента причинения указанного выше вреда.

С субъективной стороны преступление, предусмотренное ст. 140 УК, совершается только умышленно, при этом умысел может быть как прямым, так и косвенным.

Виновный сознает, что, отказываясь предоставить заинтересованному лицу необходимую информацию (документы, материалы и пр.), он совершает противозаконное, опасное деяние, предвидит неизбежность или возможность причинения вреда правам и законным интересам гражданина и желает этого или хотя и не желает, но сознательно допускает, относится к этому безразлично. Косвенный умысел чаще встречается при предоставлении гражданам неполной информации. Отказ же в информации и предоставление ложной чаще всего совершаются с прямым умыслом, что дало основание некоторым ученым ограничивать субъективную сторону рассматриваемого состава только прямым умыслом*(425).

Ограничение рассматриваемого состава преступления только прямым умыслом приведет к некоторому сужению рамок этого деяния, так как под признаки ст. 140 УК не подпадут такие, например, случаи, когда должностное лицо выдает гражданину заведомо неполную или ложную информацию только из-за нежелания поднимать архивы и тратить свое время. Такое лицо безразлично относится к факту причинения вреда законным интересам гражданина, запрашивающего информацию*(426).

Мотивы отказа в предоставлении гражданину информации различны (корыстные, личные, ложно понятые интересы дела и пр.) и на квалификацию не влияют, но должны учитываться при назначении наказания.

Субъектом преступления может быть только должностное лицо*(427), которое в силу занимаемого служебного положения располагает или может располагать интересующей гражданина информацией, затрагивающей права и свободы конкретного человека.

Данное преступление отнесено законодателем к преступлениям небольшой тяжести.

На практике этот состав преступления дает значительный процент латентности. При наличии большого количества необоснованных отказов гражданам в предоставлении информации, в судебной практике такие дела отсутствуют.

В уголовном законодательстве многих государств ближайшего зарубежья имеются статьи, аналогичные ст. 140 УК РФ. Такая статья содержится в Модельном Уголовном кодексе для стран СНГ (ст. 155), в Кодексе Кыргызстана (ст. 138) и др. В кодексах некоторых государств рассматриваемый состав преступления сконструирован несколько иначе. Так, ст. 163 УК Таджикистана "Нарушение законодательства об обращении граждан" предусматривает ответственность за нарушения без уважительных причин сроков рассмотрения обращений граждан.

В ст. 144 УК Узбекистана также предусмотрена ответственность за нарушение законодательства об обращениях граждан, в частности, за неправомерный отказ в рассмотрении обращения, нарушение без уважительных причин сроков рассмотрения обращений, принятие необоснованного, противоречащего закону решения и другие нарушения, при наличии существенного вреда, причиненного правам и законным интересам граждан.

Уголовные кодексы других зарубежных государств обеспечивают право граждан на получение достоверной информации.

Так, в Уголовном кодексе Польши в гл. XXXIV "Преступления против достоверности документов" предусмотрена ответственность должностного лица или лица, управомоченного выдавать документ, за удостоверение в официально выдаваемом документе не соответствующих действительности сведений, имеющих юридическое значение ( 1 ст. 271). Данный состав преступления только частично совпадает с рассматриваемым деянием, а именно лишь в части выдачи ложной информации.

В странах дальнего зарубежья статьи, полностью аналогичные ст. 140 УК РФ, отсутствуют.

Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповедания (ст. 148 УК)*(428). Конституция РФ в ст. 28 провозглашает свободу совести и свободу вероисповедания. Воспрепятствование осуществлению этого права влечет административную или уголовную ответственность.

Право граждан исповедовать любую религию или не исповедовать никакой гарантировано не только административным и уголовным законодательством, но и Федеральным законом "О свободе совести и религиозных объединениях" от 3 сентября 1997 г.*(429), направленным на расширение религиозной свободы.

Посягательства на свободу вероисповедания ограничивают личные свободы граждан, в частности религиозную свободу, препятствуя свободному выражению религиозных убеждений, что является личным делом каждого человека.

Непосредственный объект преступления, предусмотренного ст. 148 УК, составляют общественные отношения, обеспечивающие свободу совести и вероисповедания.

Потерпевшими могут быть как физические, так и юридические лица: физические лица - в случаях, когда гражданину, например, препятствуют участвовать в религиозных обрядах; юридические - когда на религиозные организации и объединения, действующие с соблюдением законодательства, оказывается давление с целью изменения религиозных убеждений или прекращения деятельности.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" от 31 октября 1995 г. N 8*(430) отмечается, что создание общественных объединений (в том числе и религиозных) запрещено в соответствии со ст. 13 Конституции РФ, если действия таких организаций направлены на изменение конституционного строя, нарушение целостности страны, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни (ст. 11).

Необходимость такого разъяснения Пленума Верховного Суда была в определенной мере обусловлена тем, что упрощенный порядок регистрации религиозных объединений, предусмотренный Законом РСФСР "О свободе вероисповедания" 1990 г., привел к регистрации различных нетрадиционных религиозных объединений (сект), деятельность которых представляет опасность для здоровья их членов*(431).

Так, Останкинский межмуниципальный суд г. Москвы удовлетворил иск прокурора С.Герасимова о признании недействительной регистрации региональной общественной организации "Гуманитарный Центр Хаббарда" и вынес решение о ее ликвидации*(432). В Головинском межмуниципальном суде г. Москвы по представлению прокуратуры Северного административного округа рассматривался иск к религиозному объединению "Свидетели Иеговы" по фактам нарушений Закона РФ "О свободе совести и о религиозных объединениях". Секте инкриминировалось ущемление прав и свобод граждан, разрушение семьи, причинение вреда психическому и физическому здоровью граждан, уничтожение или разрушение личности человека и другие деяния и ставился вопрос перед судом о запрещении деятельности этого религиозного объединения.

С объективной стороны рассматриваемое преступление совершается путем воспрепятствования: 1) деятельности религиозных организаций или 2) совершению религиозных обрядов.

Воспрепятствование деятельности религиозных организаций*(433), т.е. общественных объединений верующих людей любой конфессии, может быть совершено путем как действий (прямой отказ от регистрации организации или отказ в выдаче соответствующего документа, подтверждающего законность деятельности организации), так и бездействия (уклонение от регистрации или уклонение от выдачи указанного документа)*(434). Во всех этих случаях деятельность лица должна быть незаконной.

Воспрепятствование деятельности религиозной организации может осуществляться и иными способами: закрытием церкви, мечети, молебного дома, синагоги и пр. без законных на то оснований, значительным повреждением зданий религиозных организаций (например, путем взрыва), незаконным преследованием их руководителей и тому подобными действиями.

Воспрепятствование совершению религиозных обрядов может заключаться в запрете таких, например, обрядов, как венчание, крещение, в запрете отмечать какой-либо религиозный праздник, в запрете проведения богослужения какой-либо незапрещенной секты (например, пятидесятники, евангелисты, адвентисты седьмого дня).

В уголовно-правовой литературе отмечалось, что "вопреки названию ст. 148 УК ее диспозиция не предусматривает воспрепятствования осуществлению права на свободу совести, в частности, не предусматривает воспрепятствования осуществлению права быть атеистом"; принуждение неверующего к выполнению религиозных обрядов не может быть квалифицировано по данной статье, что является недостатком указанной нормы*(435).

Это мнение обоснованно как теоретически, так и практически. В ст. 28 Конституции РФ провозглашается свобода совести и вероисповедания "каждому", а не только группам людей, создавшим объединение. Кроме того, принуждение отдельных лиц к отказу от исповедания определенной религии и наоборот, что является явным нарушением Конституции, уголовной ответственности по ст. 148 УК не влечет.

Данное преступление является оконченным с момента осуществления факта воспрепятствования деятельности религиозной организации или совершению религиозного обряда, независимо от того, удалось или нет виновному помешать созданию или деятельности религиозной организации либо совершению религиозного обряда.

В тех случаях, когда воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповедания осуществляются с применением насилия, угроз, уничтожения или повреждения имущества, виновные должны привлекаться к ответственности по совокупности ст. 148 и ст. 111, 112 или 117 УК - в зависимости от характера и тяжести насилия либо ст. 119 или ст. 167 УК.

Провозглашенная Конституцией РФ охрана свободы совести и вероисповедания осуществляется и иными нормами Уголовного кодекса. К таковым относятся ст. 136 "Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина", ст. 282 "Возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды"; ст. 357 "Геноцид" и др. Однако эти преступления, кроме предусмотренного ст. 136 УК, посягают на иные объекты и поэтому ответственность за них предусмотрена в других главах Кодекса. Особое место среди них занимает ст. 239 "Организация объединения, посягающего на личность и права граждан", в которой, в частности, предусмотрена ответственность за создание религиозного объединения, деятельность которого сопряжена с насилием над гражданами или иным причинением вреда их здоровью. Это деяние отнесено законодателем к числу преступлений против здоровья населения и общественной нравственности*(436). Разграничение преступлений, предусмотренных ст. 142 и 239 УК, должно проводиться по характеру деятельности объединений и наступившим или возможным последствиям.

С субъективной стороны такие преступления совершаются только с прямым умыслом: виновный сознает опасность своих действий (бездействия), представляющих незаконное противодействие осуществлению гражданами права на свободу совести и вероисповедания, и желает совершить такие действия (бездействие).

Мотивы совершения преступления на квалификацию не влияют. Это могут быть хулиганские, корыстные мотивы, нетерпимость к какой-либо определенной религии или дономинации (секте), которая не запрещена законодательством, и пр. Мотивы преступления должны учитываться судом при решении вопроса о мере и размере наказания. Так, А. и Д., взорвавшие в ночь на 14 мая 1998 г. стену синагоги во Втором Вышеславцевом переулке г. Москвы, действовали по хулиганским мотивам.

Субъектом преступления может быть любое физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. В случае совершения посягательства на свободу совести со стороны должностного лица возможна, при определенных условиях, зависящих от конкретных обстоятельств дела, квалификация таких действий (бездействия) и по ст. 285 или ст. 286 УК.

Рассматриваемое преступление отнесено законодателем к числу преступлений небольшой тяжести.

В судебной практике почти не встречается уголовных дел по одной лишь ст. 148 УК. При совершении посягательств на свободу совести виновные чаще привлекаются к административной ответственности по ст. 193 КоАП, которая предусматривает ответственность за воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповедания, в том числе принятию религиозных или иных убеждений или отказу от них, вступлению в религиозное объединение или выходу из него, а равно совершению религиозных обрядов, не нарушающих действующее законодательство, если такое воспрепятствование не содержит состава уголовного преступления. В ч. 2 этой статьи предусмотрена ответственность за оскорбление религиозных убеждений граждан, осквернение почитаемых ими предметов, зданий, памятников, захоронений, знаков и эмблем мировоззренческой символики.

Административное законодательство, более детально регламентировав посягательства на свободу совести, оказалось и более эффективным по сравнению с уголовным законодательством. Последнее в части защиты свободы совести и вероисповедания в некоторой степени декларативно.

Разграничение административно наказуемого и уголовно наказуемого посягательств на свободу совести должно проводиться по степени общественной опасности деяния, характеру действий, возможных или наступивших последствий.

В зарубежном уголовном законодательстве уголовно-правовым гарантиям свободы совести уделяется много внимания. Уголовные кодексы этих стран, как правило, имеют специальные главы, содержащие нормы об ответственности за посягательства на свободу совести.

Так, в Уголовном кодексе Польши выделена самостоятельная гл. XXIV "Преступления против свободы совести и вероисповедания". В статьях этой главы предусмотрена ответственность за ограничение человека в его правах в связи с его принадлежностью к вероисповеданию или непринадлежностью к какому-либо вероисповеданию (ст. 194) и за злостное воспрепятствование религиозному акту церкви или иного вероисповедного союза, имеющего урегулированное правовое положение ( 1 ст. 195). Ограничению свободы или лишению свободы может быть подвергнуто лицо, оскорбляющее религиозные чувства других лиц, публично оскорбляющее предмет религиозного почитания или место, предназначенное для публичного исполнения религиозных обрядов (ст. 196).

В Уголовном кодексе Испании в отделе 2 "О преступлениях против свободы совести, религиозных чувств и уважения к умершим" гл. IV довольно подробно регламентированы условия уголовной ответственности за преступления против свободы совести и религиозных чувств. Ответственность, в частности, предусмотрена за воспрепятствование "... насилием, запугиванием, применением силы и любым другим противоправным принуждением" члена или членов какой-либо религиозной конфессии к осуществлению религиозных обрядов или присутствию на них (ст. 522). В ст. 523 предусмотрена ответственность за воспрепятствование религиозным действиям зарегистрированной конфессии путем насилия, угроз, организации беспорядков или оскорбления.

Уголовный кодекс Испании, как и кодексы других зарубежных стран, много внимания уделяет таким составам преступления, как оскорбление религиозных чувств верующих (ст. 524), издевательство над догмами, убеждениями, обрядами (ч. 1 ст. 525), а также над теми, кто не исповедует никакой религии (ч. 2 ст. 525).

В соответствии со ст. 4 Конституции ФРГ, предусматривающей обязанность уважения религиозных и мировоззренческих взглядов другого человека, самостоятельный раздел 11 "Преступные деяния, затрагивающие религию или мировоззрение" выделен и в Уголовном кодексе страны.

Однако ответственность за оскорбление вероисповедания, религиозных обществ и мировоззренческих объединений предусмотрена при условии, если такие действия нарушают общественный порядок ( 166). Довольно суровое наказание предусмотрено за умышленное и в грубой форме нарушение богослужения либо за совершение оскорбительного бесчинства на месте, предназначенном для проведения богослужения ( 167).

В США преступлениям, затрагивающим религиозные чувства и воззрения верующих, также уделяется много внимания. На протяжении последних десяти лет неоднократно вносились изменения в статьи о преступлениях на почве религии как в федеральном законодательстве, так и в законодательстве отдельных штатов.

Уголовные кодексы Узбекистана, Кыргызстана, Казахстана и Таджикистана глав о преступлениях против вероисповедания не выделяют. Однако в кодексах отдельных стран, кроме такого состава преступления, как воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповедания, сформулированного аналогично ст. 148 УК РФ*(437), имеются некоторые особенности. Так, в ч. 2 ст. 145 УК Узбекистана "Нарушение свободы совести" предусмотрена ответственность за религиозную деятельность, сопряженную с воспрепятствованием гражданам осуществлять свои гражданские права или исполнять гражданские обязанности, либо организацию проведения религиозных обрядов, повлекших причинение легких или средней тяжести телесных повреждений. Таким образом, в ч. 1 ст. 145 этого Кодекса предусмотрена ответственность за посягательство на свободу совести, а в ч. 2 - за посягательство на личность и ее права при осуществлении религиозной деятельности или религиозных обрядов.

В Уголовном кодексе Кыргызстана эти составы преступлений предусмотрены в различных статьях: ст. 146 устанавливает ответственность за посягательства на свободу совести и вероисповедания, а ст. 147 - за посягательства на личность и права граждан под видом исполнения религиозных обрядов.

Статья 153 УК Таджикистана предусматривает ответственность за воспрепятствование деятельности религиозных организаций.

В ст. 180 УК Украины как посягательства на свободу совести и вероисповедания рассматривается воспрепятствование осуществлению религиозных обрядов.

.

Назад

Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
 
 
 
polkaknig@narod.ru © 2005-2006 Матеріали цього сайту можуть бути використані лише з посиланням на даний сайт.